Demonia
Я ничего не имею против бога, мне просто не нравится его фан-клуб. ~Quid me nutrit sed me destruit.~
Коллективно стоим на ушах и наворачиваем скороходные круги по архивному потолку.
Палата номер 6 отдыхает, ей-богу, скромно покуривая конопляные самокрутки в сторонке.
На Мимаке поутру – почти летальная скороварка; лихо наглаживаю фирменные льняные занавеси цвета салатного стручка и полуувядшей орхидеи, с отпечатанным по центру логотипчиком компании - что поделать, главный инженер слезно попросил - грядет, грядет неотступно явление на фирму Их Величеств Главных Заказчиков...
Чувствую себя сморщенным и четвертованным яблоком, которое медленно вываривают для получения заветной сочной эссенции. Не выдержав знойного накала бытовых страстей, младая тезка - второй день на производстве - смачно грохается в обморок, едва ли доползнув до спасительных застенок прохладного кабинета… Пришлось даже скорую с мигалками внезапно вызывать...
Сегодня у нас торжественно открыли тайную комнату и устроили Великое Переселение мебели в наш невзрачный архивный закуток; исполинские картонные коробки с протухшей, обветшалой обувью, выводок архаичной компьютерной техники, поросшей коростой серой грязи и комковатыми вензелями паутины, дорожные сумки с отбитыми колесиками и стародавней поклажей, выцветшие фирменные плакаты и похвальные грамоты давно уже почивших людей, десяток желтушных комусовых тумбочек…
Теперь у нас тут самая настоящая Нарния с залежами неизведанных магических артефактов!))) Плохо скрывая азартный блеск в широко распахнутых глазах, слаженно потрошим с Никою кособокие ящички – рассадник невиданных ранее мехатронных чудо-плат, погребенная заживо бумага А4, свидетельства, фотографии и документы умершего Локонова, странные слитки блескучей породы, похожей на застывшую карамель с вкраплениями серебристого металла…
Любовно мацаю чудесную невидь лапками, в уме уже тайно прикидывая, как бы мне отколоть от нее небольшой кусманчик для керрисмитовской коллекции безделушек, но меня тут же хватает за полу трезвомыслящая и практичная Ника – мол, лучше положи эти сомнительные крестражи на место – а вдруг они еще и радиоактивные?..
После бурного чаепития прилетели долгожданные знатоки восьмерки под кодовыми никнеймами стрекоза и конферансье - Лидию Ефремовну прокачивать. Ну а далее – культовая картина маслом и нефтью, почти вавилонское столпотворение народа в небольшой комнатушке архива. Вызванный по срочной связи тонкий-звонкий Серджио чинит нам с Никою сначала навернувшийся принтер, а затем – феникс контакт, периодически спотыкаясь длинными ногами о мамаевы коробки; Лидия Ефремовна, тщетно, с полчаса промучившись с объяснениями, уже орет благим матом по мобильному на заплутавшего в трех соснах мусорщика-узбека, рабочий телефон разрывается, как резанный поросенок, старенький Валентин Николаевич вопит ей сверху – мол, его генеральное величие Злотников на проводе; театральная труппа обучалок во главе с цветочницей-Мариной наблюдают за этим действом осоловелыми глазами амфетаминщиков, а Сергей Кириллович, в довершение кислотного перфоманса полез в окно, высунулся наружу по пояс и едва ли не покинул нас, пытаясь разглядеть на промышленном горизонте треклятый мусоровоз…
Как справедливо заметила Ника по истечению чудаковатого дня, - «У нас сегодня все поломалось. И даже девочка».


@музыка: Colotyphus - "Ruthless Time"

@настроение: трэшура полная!))

@темы: morbid existence, воспоминания в банке с формалином, глаза - взорванные яйца, гробы, тыквы, свечи и поминальный оркестр