Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:59 

~October Retrospective - Arctic Ride VIII~

Demonia
Я ничего не имею против бога, мне просто не нравится его фан-клуб. ~Quid me nutrit sed me destruit.~
И снова Кандалакша.
Младшая сестренка затерянного во времени и постсоветском пространстве Никеля.
Неуютная, всеми ветрами обдуваемая стоянка обшарпанных, омертвело-просечных улочек с пучками пожухлой травы на обледенело-грязной обочинке.
Арс и его команда с до смерти довольными ликами встречают нас под сенью пробитых насмерть коряжин – фонарей, едва ли не расшаркиваясь. Судя по всему, их неустанно радует сама идея помощи переутомленным москалям и их симпатичным подругам. Заводят нас вовнутрь массивного, сталинского подъезда, щедро провонявшего животными и человечьими экскрементами.
Несколько минут возятся с тяжелым ключом и потопленной в заусенчатое дерево замочной скважиной.
Квартирка – живая и полнокровная иллюстрация к хоррор-муви в стиле «Темные Воды».
Да – да, и нас и тут снова горячо приветствует «Смерть, жопа и Сатана».
В судорожном казематном освящении слабо различима скудная мебель – дряблая, совковая, аляповато-уродливая. В облупленном серванте гостиной – рядки затертых виэйчэсок-кассет. Терминатор, боевички с Лундгреном, Конан-разрушитель, Шоу Гелз, Полицейская академия. Обтрепанная открытка-поздравление с 8 марта, липкие серые комочки от тщательно содранных наклеек, полурассыпчатые фотографии-без-рамок.
На кухоньке нашелся загаженный до невозможности электрочайник и микроволновка, которая при первой же попытке подогреть леденистое молочко начала отчаянно вонять и искриться неисправной проводкой…
Однако самым забористым и приметным, безусловно, оказался потолок единственной комнаты-спаленки.
Кариозно-желтый, истресканный, с огромным вспученным зеленисто-бурым пятном по форме напоминающим флюорографический снимок щупластой осьминожьей тушки.
Словно многолетний язвенный нарост, насильственно вскрытый и изрядно подсохший.
С превеликой осторожностью сунули нос в санузел, затем – в ванную комнату.
Синхронно вздохнули – гористо-горько, но с грехом пополам таки-решили поочередно апробировать местные неудобства, какой бы удручающей не являла себя раскрывшаяся картина... Ибо недельное отсутствие теплого душа давало о себе знать.
Очередной антимуви - хоррор – это внезапное обилие зеркал на фоне прокопченных, шелушащихся стен цвета прокисших оливок.
Ну вот на хера в утлой, неотремонтированной советской ваннушке с неуклюжими рогатулинами батарей, голыми стенами без-малейшего-намека-на-плитку нужны такие зеркала?!!
Прямоугольные, длинные, обрубленные, однако же в полный рост – на стороне северной и южной, друг напротив друга. Мутные и темные, словно проколотый зрачок, образуют собой бесконечный сумеречный коридор в никуда.
Так что, находясь в ванне, ты постоянно видишь мнимую окулярную саму себя – в десятке-сотне глубинных зеркальных распечаток.
Удовольствие так себе.





Я уже даже молчу про голографию пространства и времени, околомагические свойства-преломления спектральных и электромагнитных волн и точку сборки отдельных реальностей!
И вода здесь... Вода на редкость омерзительная – я такую нигде не встречала.
Жесткая как наждачка – волосы кажутся проволочным ершом после знакомства с такой.
И воняет подгнившим болотной тиной.
Хорошо еще, что полотенца всегда-с-собою…
Зеркальные коридоры, как оказалось, тут не только в ванной.
Но и еще в затрапезном сортире – окерительное развлекалово, мдяяя…
Забавно, но все вышеописанное – лишь только пол-беды.
Ведь с самого начала ощущалась, что эта полуразрушенная квартирка – стылое логово смерти.
Я чувствую, осязаю покалывающей сеткой нейронов существо здесь, всеми покинутое и практически заживо погребенное.
Старая немощная женщина, затворница, которая сейчас невидимым придушенным контуром лежит на распаханной кровати. Чувствую невероятную, жилы-сердце-кровь вытягивающую тоску, разлитую в воздухе плотным мазутным варевом, надгробным камнем вдавливающую грудную клетку прямо в обветшалый пол.
Безысходность – дырявая, судорожная, чумная, возведенная в степень бесконечности.
На живую взрезанные человеческие чувства – инулиновыми полимерами, загустелыми желчными плашками на каждый сантиметр квадратный.
Труп, кстати, тоже осязает.
Не сговариваясь, мы отдаем Чекистам злополучную кровать на ночевку, а сами неспешно обустраиваемся на полу.
Набиваем по старинке мешок от спальника скатанными вещами, открываем закоптелое окно.
Ночь. Далеко за полночь.
Редкие проезжающие машины электрическим каскадом выцвечивают мертвенные белесые полосы на занавеси.
Легкий тюль то и дело взвивается разодранным платьем утопленной невесты.
Будто бы кто-то или что-то.
Полусонные, спаянные воедино и слегка разжиженные кромешной чернотой, лениво делимся с Чекистами своими предчувствиями.
Во Тьме слишком многое не то, что оно есть и не будет тем, что оно кажется.
Чекист предусмотрительно помалкивал, поплотнее мотаясь в теплый кокон одеял, а Ули ворочалась еще более громогласно, грозясь плюнуть на все и уйти спать в машину.
~
На повестке дня, опосля развеселой ночки в обители мертвых душ – снова Молотов, губа Малый Питкуль и культовые Кандалакшинские лабиринты.
Вернулись даже на пресловутую «Японию», где Ратиборыч предложил заночевать в нашу первую ночь по прибытии - левобережный пустырь рядом с заплесневелым мужским монастырем. Попутно накупили ягодок, молочки – и приготовились к торжественному отбытию в родные края.
Окрыленный счастьем грядущим Че даже едва ли не сбил по пути ДПСника, тихо-мирно переходившего трассу на зебряном переходе и с легонца так выломал пистолет на одной из петролевых автозаправок… >_<
Алюминь.














@музыка: А. Вивальди - "Времена Года. Лето"

@настроение: меметичное

@темы: воспоминания в банке с формалином, morbid existence, ephemeral beauty splinters

URL
   

Daemon Est Deus Inversus

главная