Я ничего не имею против бога, мне просто не нравится его фан-клуб. ~Quid me nutrit sed me destruit.~


Чак Паланик, «Невидимки».


Двадцать три колоритных отморозка, сопровождаемые своим персональным Хароном, на три месяца становятся пленниками старого готического театра. Святой-Без-Кишок, Недостающее Звено, Граф Клеветник, Товарищ Злыдня, Обмороженная Баронесса, Мать-Природа, Герцог Вандальский, Леди-Бомж, Повар-Убийца - они все собрались здесь для того, чтобы вдали от суетности мирской написать свой литературный шедевр.
В их обветшалой декоративной клетке имеется все необходимое для жизнедеятельности, включая годичный запас еды, однако мы ведь «сами выдумываем себе трагедию для того, чтобы хоть как-то заполнить свою жизнь» - а посему театральная сцена теперь потоплена в реках артериальной крови и завалена грудой отрубленных конечностей.


«Она набрала гигиенической помады, сказала Обмороженная Баронесса, чтобы смягчать уголки губ. Потому что на холоде они трескаются и кровоточат. Ее рот – просто дыра жирного блеска, которая раскрывается и смыкается, когда она говорит. Ее рот – просто складка, обозначенная розовой помадой, на нижней половине лица».

«Взмахнув рукой, чтобы камень искрился. Леди Бомж говорит:
– Это мой покойный супруг, кремированный и превращенный в бриллиант в три карата…»

«Мать Природа стоит на сцене, босая, на лице – ни печали, ни радости, вместо луча прожектора – фрагменты из фильма: ночное звездное небо.
Галактика из сияющих лун.
Её губы подкрашены свекольным соком. Веки густо намазаны желтой шафрановой пудрой.
Лицо – подвижная маска розовых туманностей. Кольца медленно кружат вокруг планет, испещренных дырами кратеров».

«Специалисты фэн шуй об этом не распространяются, но чтобы убить человека, достаточно просто поставить кровать не в то место, и концентрация энергии чи будет смертельной. Только с помощью акупунктуры можно вызвать аборты на поздних сроках. Работой с кристаллами или аурой можно вызвать у человека рак кожи.
Только не смейтесь, но любой элемент нью эйджа можно, так или иначе, превратить в орудие убийства».

«Бедность, говорит Инки, теперь это новая разновидность богатства. Анонимность – новая разновидность известности.
– Катиться вниз по общественной лестнице, – говорит Инки, – теперь это новая разновидность успеха.
Люди из высшего общества, говорит Инки, вот кто истинные бездомные. У нас может быть дюжина собственных домов – в разных городах, – но постоянного места жительства у нас нет, потому что мы вечно мотаемся с места на место. Вся жизнь – сплошные реактивные перелеты.
– Когда ты никто – теперь это новая разновидность известности.
Жизнь на публике – теперь это новая разновидность уединения».

«Мы любим войну, и всегда любили. Мы рождаемся с этим знанием: что мы родились для войны. Мы любим болезни. Мы любим рак. Любим землетрясения. В этой комнате смеха, в этом большом луна парке, который мы называем планетой Земля, говорит мистер Уиттиер, мы обожаем лесные пожары. Разлития нефти. Серийных убийц.
Мы любим диктаторов. Террористов. Угонщиков самолетов. Педофилов.
Господи, как же мы любим новости по телевизору. Кадры, где люди стоят на краю длинной общей могилы перед взводом солдат, в ожидании расстрела. Красочные фотографии в глянцевых журналах: окровавленные ошметки тел невинных людей, разорванных на куски бомбами террористов смертников. Радиосводки об автомобильных авариях. Грязевые оползни. Тонущие корабли».

«Дьявол умер. Да здравствует Дьявол.
Вот – наши похороны Сатаны. Мистер Уиттиер, он истинный дьявол. По сравнению с тем, что он сделал, наши прошлые грехи – это будет вообще ничто. История его преступлений очистит нас всех, отполирует до девственно белого цвета жертв.
Да, мы грешили. Но против нас нагрешили больше.
И все же теперь, когда мистер Уиттиер умер, у нас появилась вакансия, которую никто не спешит занять.
Так что, в фильме мы все будем плакать и простим мистера Уиттиера под щелчки хлыста миссис Кларк.
Дьявол умер. Да здравствует Дьявол.
Нам нужно, чтобы было, кого винить».

«Люди так делают, да: превращают вещи в людей, а людей – в вещи».

«И директор Седлак говорит: кукол рвут дети. Так было всегда. Дети, с которыми обращаются плохо, истязают и мучают все, что могут. Каждая жертва найдет себе жертву. Это цикличный процесс. Она говорит:
Мы стираем наше прошлое настоящим, надеясь, что следующее мгновение будет еще более грустным, трагичным и страшным.
Все больше и больше нам нужно, чтобы все было еще хуже».
читать дальше

@музыка: Decoded Feedback - "Dead Inside"

@настроение: аффективное

@темы: глаза - взорванные яйца, morbid existence, с миру по нитке, литературный клуб Конца Света, I Love you, I burn you. It`s all right?...